Прихожане

«Хорошее дело без искушений не обходится…»

СурнинХрам – это Дом Божий, в котором обитает Господь, в который мы приходим на встречу с Ним. А приход, община – это люди, объединенные любовью ко Господу и стремлением к возрастанию в вере, это братья и сестры, которые вместе благоукрашают свой храм, вместе помогают обездоленным и нуждающимся, вместе переживают радости и горести. Чаще всего такие сплоченные приходы бывают в небольших селах или отдаленных районах города, где случайный захожанин бывает редко, где дружат семьями и никогда не останутся безучастными как к чужой беде, так и к общему делу. Например, строительству нового храма, как это происходит в приходе святителя и исповедника Луки (Войно-Ясенецкого), что в Компрессорном микрорайоне г. Екатеринбурга. Наши сегодняшние гости — Антон Рожин, пономарь храма свт. Луки и прихожанин храма Василий Семенович Сурнин.

Антон Рожин

У вас строится храм свт. Луки Что это такое – построить храм? И как трудно это бывает сделать? С какими трудностями вам приходится сталкиваться?

Антон Рожин: Основная трудность – это нехватка денежных средств, это главная проблема, а остальные, так или иначе, решаются в процессе строительства. Мы, слава Богу, уже прошли, через определенные этапы. Построить храм – это, прежде всего, получить необходимые разрешения, просто так строить не начнешь. Нужно приготовить место, площадку, наметить, где будет храм. В нашем Компрессорном микрорайоне такое место было найдено в лесопарковой зоне. Были сделаны измерения грунта, с целью определить, можно ли строить там такое массивное здание, выяснилось, что строить можно хоть небоскреб. А место там красивое и удобное. Другое дело – получить на это место разрешение. Занимался этим и наш батюшка о. Анатолий, и много людей помогало ему, добывать это разрешение – дело непростое. Были и противники, так как хорошее дело без искушений не обходится.

А что говорили эти противники? В чем их протест проявлялся?

Антон Рожин: Во-первых, у нас была такая проблема, что для постройки храма нужно было убрать с этой территории деревья. А оказалось, что за эти сосны у кого-то болит душа, нашлись защитники этих сосен. Так что к Богоугодному делу строительства храма нужно морально приготовиться, что будут искушения, будут противиться некоторые люди. Но решился этот вопрос, с помощью Божией, сопротивлялись люди, но, в конце концов, они отступили, взвесили, что постройка храма с точки зрения даже мирской более полезное дело, нежели присутствие там нескольких сосен. Все равно, как только будет завершена постройка, мы облагородим эту лесопарковую зону, а до нас там наведением порядка никто не занимался. Поэтому даже с точки зрения простых людей, которые гуляют там с колясками, с детишками, я думаю, им будет приятнее пройти мимо храма с облагороженной территорией, чем мимо мусора, грязи, которые там нередко раньше появлялись. А у нас там будет красиво и благолепно. Так что эту проблему мы преодолели. Сейчас появляются другие трудности, Господь расслабляться не дает. Чтобы построить храм, нужно упорство не только одного батюшки, который все это на своих плечах несет, но и всех прихожан, и молитвы всех, кто хочет, чтобы этот храм был построен.Василий Сурнин

А сейчас в каком виде ваш храм?

Антон Рожин: Постройка идет, и я очень рад тому, что уже почти завершен первый этаж, стены стоят, цокольный этаж уже сделан. Мы приходим служить там молебны, а все регулярные службы пока идут в приспособленном помещении, которое нам предоставила база «Сортсемовощи».

Василий Сурнин: Антон правильно сказал, что самая главная трудность – материальная. И чтобы найти денежные средства мы продаем именные кирпичики. На именном кирпичике пишется имя жертвователя и человеку дается свидетельство, что он такой кирпичик купил, и Церковь за него молится, как за устроителя храма. У нас, если зайти в наш недостроенный храм, видно, что все кирпичи в именах, все исписано, там несколько тысяч имен. И эти кирпичи можно даже заказывать за некрещеных людей, за умерших… Эти кирпичики встраиваются в храмовые стены, и потом еще идет общая молитва, и человеку, пожертвовавшему деньги на строительство храма, или его родным будет идти помощь молитвенная. Еще мы придумали акцию по сбору металлолома. Отец Анатолий объявил на службе, что ненужный металлолом можно сдать в помощь строительству храма. Так, потихоньку, за лето мы собрали металлолома на 80-90 тысяч рублей, и эти деньги тоже пошли на строительство храма.Василий Сурнин на сборе металлолома

Антон Рожин: Но конечную цифру, сколько будет стоить строительство храма, мы даже и не знаем, так как постоянно нужны деньги, работ очень много, и кладка кирпича, и отделка потом… Так что несколько миллионов нам нужно…

Василий Сурнин: Главное стены и купол возвести, а остальное мы и сами потихоньку сделаем, мы можем часть каменных работ взять на себя, отделку, так как есть среди прихожан умеющие люди, с опытом. Главное возвести стены и установить купол, чтобы можно было начать служить там.

Это же сколько возможностей и талантов открывается в каждом человеке! Просыпаются и творческие способности. А как складывается ваша община?

Василий Сурнин: Я пришел из храма целителя Пантелеимона, когда узнал, что храм Луки надо строить и некому помогать – решил перейти сюда, бабушки одни ведь не смогут это все поднимать. У нас сейчас и община образовалась, и добровольческое движение, где молодые люди ходят в ГКБ № 36, в подшефный детский дом, помогают одиноким бабушкам что-то перевезти, что-то подлатать… Распространяем кирпичики, участвуем в разных акциях. У нас порядка 20 человек активных добровольцев, по четвергам о. Анатолий служит молебны для добровольцев.

А есть план вашего будущего храма? Как он будет выглядеть?

Антон Рожин: Конечно, план есть. Всегда перед началом строительства нужен проект будущего здания. Этот проект у нас есть, кто хочет – может подойти, посмотреть, как будет выглядеть наш будущий храм. Сам эскиз принадлежит игумену Димитрию (Байбакову), настоятелю Свято-Пантелеимоновского храма. Отец игумен нам нарисовал очень красивый храм, и сам участвует в строительстве. Осталось воплотить этот проект в жизнь. После того, как у нас создалась община храма свт. Луки, стали совершаться богослужения, все больше людей стали интересоваться, заходить в наш храм. Те, кто раньше ездил в храм целителя Пантелеимона, так как своего храма в районе не было, сейчас стали нашими постоянными прихожанами. Я год был в армии, недавно пришел, и порадовался, увидев новых людей в храме, люди приходят и остаются в нашей общине.

А как проходила ваша служба в армии?

Антон Рожин в армииАнтон Рожин: Служилось хорошо, я знаю, что и прихожане за меня молились, и у меня была возможность посещать там храм, я служил в ракетных войсках в городе Барнауле. Служба сейчас не очень тяжелая, так что я бы не советовал молодым людям скрываться от армии, лучше отслужить этот год, отдать свой долг Родине. Хотя, конечно, особую пользу для личного развития там вряд ли человек получит, но именно физическое развитие и укрепление там проходит хорошо. Я лично благодарен армии за то, что там здоровье мое поправилось, я стал себя лучше чувствовать, чем раньше, стал физически крепче.

Действительно в России немало противников Церкви, противников строительства храмов. Как вы воспринимаете эту ситуацию?

Василий Сурнин: Я думаю, что недоброжелатели всегда были и будут, в храм все-таки не так много людей ходит, люди больше стремятся к развлечениям, хотят строительства парков, торговых центров. Им лучше развлекаться, нежели ходить в храм. Но я думаю, со временем ситуация будет меняться в лучшую сторону, люди все равно приходят в конце концов в храм, может просто не так быстро начинают понимать необходимость следования к Богу. Но много молодежи стало приходить, многие понимают, что «без Бога не до порога». У нас в храме уже и много молодых семей появилось.

У нас в студии сегодня молодой человек Антон, и человек уже хорошего, достойного возраста Василий. Что в вашей жизни такого произошло, что вы пришли в храм?

Антон Рожин: У меня в храм начали ходить родители, мне тогда было совсем мало лет, и я стал просто на них смотреть, почему они ходят в храм, что их там привлекает? А потом стал и сам задумываться, и они предложили мне с ними съездить в храм целителя Пантелеимона, он тогда был еще в старом здании, как у нас, приспособленном помещении. Я поехал, познакомился с батюшкой, потом стал посещать службы, стал знакомиться с молодыми ребятами – прихожанами, и потихоньку вера пришла, особенно пообщавшись со священником, у нас тогда была такая тесная, добрая община с о. Евгением Попиченко, о. Владимиром Зайцевым, он меня и крестил. Такая замечательная пора, когда для тебя не только открывается вера, но и вообще вся жизнь начинает открываться, поэтому так органично и вошло в мою жизнь понимание того, что в этом мире, помимо материального, есть что-то еще и духовное. Потом, уже в более сознательном возрасте, я, можно сказать, заново переосмыслил свою позицию и продолжал ходить в храм. Стал потихоньку помогать при храме, был алтарником в храме целителя Пантелеимона, потом о. Анатолий позвал в храм святителя Луки, у него на тот момент не было помощников, а одному священнику тяжело служить. И мы с товарищем стали приходить и помогать. И сейчас я продолжаю это послушание нести с Божией помощью.

Возможно, передо мной сидит будущий священник?

Антон Рожин: Пока этих мыслей нет, я думаю, что священство – это особое призвание, это непростой путь, это не работа, а служение, и этот путь выбирает человек один раз в жизни. Если Господь какое-то указание даст, может быть, я и пойду по этому пути, но я думаю, что выбор этот очень непростой, важный и сложный. Пока я к этому выбору осторожно отношусь, но если Господь сподобит – то так тому и быть, тогда я, наверное, почувствую в себе эти силы.

Антон Рожин на молебне

Когда люди начинают ходить в храм – все изменяется вокруг, и наш дом становится домом молитвы. Вы это почувствовали?

Антон Рожин: Мне в деле прихода к Богу, к вере было проще, потому что родители мне в этом не мешали, а помогали, подталкивали. И, может, благодаря домашней атмосфере, и я стал к Богу тянуться, потому что все равно вера людей меняет сильно. С первого взгляда это, наверное, не видно, но когда постоянно общаешься, когда в одном доме живешь, то эти изменения ощущаются.

Василий, а как вы пришли к Богу?

Василий Сурнин: Я к Богу пришел после смерти отца. Моего отца мы отпевали в храме целителя Пантелеимона, и когда я первый раз зашел в храм на эту службу, что-то у меня в душе перевернулось тогда. Отец не хотел умирать, он только вышел на пенсию… И я понял тогда, что жизнь совсем короткая… Но и после этого понимания мне понадобилось еще пять лет для того, чтобы я пришел в храм уже осознанно. Мы начали с женой ходить, дети с нами стали ходить. Но сын мой до 16-ти лет ходил, а потом отошел немного от Церкви, но вот сейчас он в армии, я думаю, там он снова вернется в храм, потому что без Бога там тяжело. Дочь закончила теологический факультет, сейчас работает в Храме-на-Крови. Приглашаем всех, кто хочет поучаствовать в строительстве нашего храма – приезжайте к нам, покупайте кирпичики, или заказывайте их через наш сайт. Пожертвование на кирпичики от 100 рублей, недорого, но вы и нам поможете, и себе, своей душе, своим родным. 16 января мы будем работать на Православной выставке-ярмарке, которая будет проходить ДИВСе, там можно будет с нами встретиться.

Антон Рожин: Строительство храма – это, прежде всего, дело общинное, но без помощи неравнодушных православных христиан нам не обойтись. Хочется попросить ваших молитв. И мы молимся, но, я думаю, что храм будет построен только тогда, когда Богу будет это угодно. Когда Господь увидит, что люди хотят, чтобы был храм построен, что храм святителя Луки нужен не только нам, прихожанам, непосредственно тем, кто живет в микрорайоне Компрессорный, а он нужен всем. Потому что храм – это место, где человек встречается с Богом. И к нам случайно не заедешь, мы в стороне находимся. Но может Господь сподобит, и мы будем развивать нашу деятельность уже шире микрорайона, быть может, и в наш храм поедут люди из других мест Екатеринбурга. Мы рады всем!

В эфире радиоканала «Воскресение» Беседовала Евгения Боярских

Оставьте комментарий