Прихожане

Антон и Анна Ведерниковы: «У нас все только начинается»

Мы продолжаем знакомить вас с прихожанами храма святителя Луки (Войно-Ясенецкого), с теми, для кого стены этого пока приспособленного под богослужения Дома Божия стали родными. Анна и Антон Ведерниковы год назад начали свой путь к Богу, и сегодня они расскажут о том, с чего все начиналось…Антон: В храм нас привело семейное горе, в храм ведь обычно приходят либо с радостью, либо с горем, мы пришли с горем. Почему именно в этот храм? Просто я с о. Анатолием Куликовым давно знаком, и сердце подсказало, что надо к нему идти, мы этого батюшку больше знали. Мы живем на юго-западе и приходится с пересадкой ездить в храм, дорога около часа занимает, но это не беда, ведь есть люди, у которых храм под боком, а они туда все равно не ходят, тут расстояние не имеет значения.

ved1— Примерно год назад вы пришли в храм. Можете сказать, что сейчас вы уже полноценно вошли в приходскую семью?

Антон: Нас встретили там, безусловно, тепло. Несмотря на то, что я на ТК «Союз» работаю давно и в этой околоцерковной среде давно кручусь, но представления о Церкви, о православии у меня не было никакого. Я просто работал. Когда мы пришли в храм и с о. Анатолием начали беседовать о том, что такое православие, что такое вера и как к ней относиться, я помню такие моменты, например, как нас первый раз угостили чаем… То есть такие мелочи, которых совсем не ожидаешь, но они очень важны, всегда батюшка с улыбкой встречает людей, нет у него какой-то угрюмости.

— Но вы в храм приходите только на богослужения, или и приходская жизнь не проходит мимо вас?

Анна: У нас просто нет возможности ежедневно там бывать, мы в основном по выходным ездим, на воскресные богослужения.

Антон: Все, что от нас требуется в плане помощи – все, что в наших силах, мы всегда рады сделать. Я занимаюсь фотографией, отвечаю за работу видеоканала нашего храма в Интернете на хостинге YouTube

— То есть, говоря современным языком, занимаетесь пиаром…

Антон: Да, просто если мы, сами прихожане, не мы будем говорить о том, что происходит в Церкви, то о ней неправильно будут говорить другие, противники Церкви.

— Это то, что мы, собственно, сейчас и наблюдаем.

Антон: Лучше говорить нам, и освещать это с правильной точки зрения, потому что, даже не смотря на то, что многие журналисты с сочувствием относятся к Церкви, по большей части они мало, что понимают в ее жизни, и все равно допускают ошибки в освещении тех или иных мероприятий.

— Анна, а вот тот момент, что вы ходите на богослужения вместе с мужем – это, наверное, замечательно, что нет у вас в семье противоречия, которое очень часто бывает тогда, когда один член семьи верит в Бога, ходит в храм, а другой относится к этому скептически, начинаются конфликты на этой почве… Насколько помогает храм и Господь вам в вашей семейной жизни, в ваших взаимоотношениях?

Анна: Очень помогает, в последнее время такие стали новые ощущения в отношениях с мужем, в семье, потому что когда мы стали ходить на эти беседы с о. Анатолием, он высказал мысль, что муж – это основа семьи, а жена – помощница. И я очень близко это восприняла, мне кажется, это очень правильно, и у меня не было никакого противоречия. Антон стал ходить на беседы к батюшке, и меня позвал с собой, мы стали вдвоем ездить, нам это очень помогает, мы и ссориться стали меньше, конфликтовать, всегда сразу задумываешься над тем, что сказать, почему этот конфликт произошел…

Антон: Мне кажется, некоторые семейные вопросы автоматически просто отпадают, ты уже знаешь, что так не должно быть, а должно быть вот так…

Анна: …Да, не возникает разногласий, потому что каждый знает свою роль. Я должна помогать мужу и думать в первую очередь о нем, заботиться и поддерживать во всех начинаниях.

ved4— А насколько священник, о. Анатолий Куликов, помогает вашей семейной жизни? Бытует такое мнение, что православные по всякой мелочи советуются с батюшкой, просят его благословения. Насколько важно вам такое благословение батюшки в вашей семейной жизни?

Анна: К нему можно всегда за советом прийти…

Антон: …Мне кажется, к любому батюшке можно прийти и он всегда тебе поможет.

Анна: о. Анатолий очень современный священник, молодой. Вообще приход святителя Луки молодой, там много молодых семей, мы не одни такие, о. Анатолий с молодежью на одной волне, и такие семейные проблемы, мне кажется, ему очень знакомы и близки. Нам всегда было легко найти с ним общий язык. У меня бывают проблемы по работе – он всегда может помочь, подсказать, дать советы, как себя вести не только в семье, но и в общественной жизни.

— Но ведь очень важно потом выполнить эти советы, рекомендации, благословения священника, хочешь или не хочешь…

Анна: Да, вспоминаешь все время его слова: «а вот отец Анатолий сказал…», или советовал в такой ситуации так себя вести…

— Вы сказали, что в храм вас привело горе. Вы год уже ходите в храм, как-то изменилась ваша ситуация, та, которая стала причиной обращения к Богу? Или просто вы по-другому стали на нее смотреть? Насколько легче вам стало переживать ее?

Антон: По крайней мере, отношение к этому изменилось кардинально.

Анна: У нас просто близкий человек заболел очень серьезно, и когда это случилось, мне кажется, вся семья находилась первое время в каком-то шоке, в ступоре, мы просто несколько дней не знали, что делать. А когда стали ходить в храм – изменился взгляд на эту ситуацию, нельзя сказать, что мы привыкли к мысли, что болеет близкий человек и ничего нельзя с этим поделать, но изменилось отношение, мы поняли, что все не просто так, что человек не так просто заболел и испытания эти даны Господом для чего-то.

— Действительно, люди неверующие в такой ситуации задают вопрос: «за что?» А люди верующие – «для чего?»

Анна: Да, мы перестали спрашивать: «за что?»

ved2— А насколько молодая ваша семья?

Анна: Полтора года назад мы поженились, знакомы со школы, а венчались мы cовсем недавно…

— Так вас можно поздравить с этим замечательным событием! То есть до венчания вы тоже шли постепенно, не сразу пришли к пониманию его нужности и важности?

Антон: Когда мы начали ходить в храм, у нас в доме появилась не только художественная литература, но и церковная, то же Катехизис, который у нас, как выяснилось, был, но мы его раньше не читали, и думали, что само венчание, это…

Анна: Мы об этом тогда просто вообще не думали…

Антон: …Да, не думали, а когда я стал понимать, что венчание – это одно из Таинств Церкви, то вопросы о том, зачем это нужно, сами собой отпали.

wedding4_(1)— А на взгляд вашей молодой семьи, зачем нужно Таинство венчания, что оно даст вам в вашей дальнейшей жизни?

Антон: о. Анатолий сказал, что в этот день мы выпросили для вашей семьи у Церкви и у Бога очень много, так что понятно, зачем это нужно…

— А на вашу, Антон, работу на ТК «Союз» приход в Церковь как-то повлиял? Вы, как оператор, уже, наверное, другим глазом смотрите в камеру, на то, что происходит, и уже по-другому пытаетесь это подать зрителю?

Антон: Само отношение к работе изменилось, раньше это было занятие, которое приносит определенную сумму денег в нашу семью, а сейчас я отношусь к работе – как в том примере, который я часто люблю приводить: в Англии есть завод, который производит известную марку машин. В одном из цехов завода есть отдел, где собирают двигатели, и там есть главный человек, техник, который после сборки двигателя тестирует его, проверяет и на самое видное место двигателя крепится выгравированное имя и фамилия того человека, который проверил этот двигатель. И я думаю, с какой ответственностью человек должен подходить к своей работе, чтобы будущий владелец данного автомобиля как можно реже открывал капот, а если и открывал – то только чтобы порадоваться тому, как слаженно работает его механизм. И к своей работе я сейчас стараюсь относиться так же, зная, что мою работу смотрят не только люди, но мою работу видит Господь, и я стараюсь подходить к ней с ответственностью. Если бы каждый из нас делал свою работу так, как этот английский техник на заводе, чтобы не было потом стыдно за свой труд…

— У человека, пришедшего к Богу, действительно смещаются акценты, меняется отношение и к деньгам, и к труду, приоритеты очень сильно меняются…

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) известен как врач, который помогает людям, обращающимся к нему именно в болезни. Вас тоже привела в храм болезнь близкого человека. Сейчас насколько святой Лука близок вашей семье, насколько часто вы к нему свои молитвы обращаете?

Антон: Каждые выходные на службах. Я сейчас начал читать биографию Луки, труды его…

— А молитвенную помощь от святителя Луки ощущаете вы?

Антон: То, что тот человек, который болеет, еще жив – это уже чудо.

Анна: Когда нам в июне сказали, что она, скорее всего, не доживет даже до результатов анализов – это было страшно

— Сейчас строится новый храм святителя Луки в микрорайоне Компрессорный. Как часто вы бываете на строительной площадке, как идет стройка? Насколько важно именно всенародное участие в строительстве Дома Божия?

Антон: Последний раз в ноябре были, как раз туда привезли очередную партию кирпичей, нас собралось человек двадцать прихожан, которые, выстроившись в цепочку, передавали эти кирпичи, вручную перетаскивали их к стенам поближе.

— То есть потихоньку, с Божией помощью, процесс идет?

Анна: Стены уже выше человеческого роста, это радует.

Антон: Настолько это ожидаемое событие для всех прихожан, каждый ждет, когда же уже мы войдем именно в стены нового храма… Я помню, как вырыли котлован под фундамент, так что ждем — не дождемся…

63dd922a55461265dd283578198bfcd8— А насколько поменялся ваш круг общения с того времени, как вы пришли в Церковь? Все ли ваши друзья поняли этот ваш шаг, или больше сейчас появилось друзей из вашего же прихода?

Анна: Я бы не сказала, что круг сильно изменился, старые друзья никуда не делись и с пониманием отнеслись. У нас основное непонимание было со стороны близких родственников, родителей. У меня очень мама переживала, в советские времена выросшая, она сама никогда не ходила в храм, хотя икона дома стоит, и все крещеные, но их почему-то это очень пугало, бывало, маме позвонишь и скажешь, что мы пошли на службу – она заплачет. Почему плачет – объяснить не может, говорит, меня это пугает. А пугает все просто от незнания, видимо думала, что это секта какая-то. Мы успокаивали, что это православная церковь, все в порядке. А наши сверстники уже спокойнее относятся…

Антон: Что-то могут спросить у нас, интерес есть, мы рассказываем им, как у нас в приходе все дружно, и насколько легче жить становится и некоторые вещи понимать.

Анна: Ну и новые друзья появились, молодежи в нашем храме достаточно много, с семьей Сипатовых, Катей с Ваней, мы очень подружились, на нашем венчании Катя на клиросе пела, все радостно было.

— Родители, наверное, пришли на венчание?

Анна: Да, конечно. О. Анатолий нас всегда утешал, говорил, чтобы не переживали, что родители успокоятся, привыкнут к этой мысли. Все так и произошло. Родители уже не запрещают нам в храм ходить и стали спокойнее к этому относиться, даже звонят в праздник Крещения, говорят, «вы в храм-то пойдете? Водички нам принесите…»

— И вы живете по церковному кругу? Все праздники, посты соблюдаете?

Анна: Как стали ходить в храм – пересмотрели отношение к этому, стараемся соблюдать посты. Просто раньше не знали и не задумывались, а сейчас среда, пятница – постные дни у нас в семье, стараемся соблюдать. И такие праздники, как Рождество и Пасха теперь для нас главные, а не Новый год или 8 марта. На Рождественской службе мы впервые были в этом году, так, чтобы осознанно поехать, всю ночь провести на службе, на ногах, почувствовать эту радость со всеми, это совершенно новые и неповторимые ощущения!

— То есть вы пока еще все для себя только открываете в православной жизни?

Анна: Да, для меня это будет, например, первый Великий Пост, который мы собираемся соблюдать, первый праздник Пасхи, который будет таким ожидаемым. Я увлекаюсь вышивкой крестом, накупила пасхальных салфеточек с вышивкой, открыточек, готовлюсь все это вышить и дарить близким

— Некоторые люди, даже называя себя воцерковленными, считают, что в храм нужно ходить по очень большим праздникам. Вы ходите каждые выходные. Вы себя заставляете, или вас ноги сами туда несут?

Антон: Мы просто берем это за правило.

— То есть, приходится порой себя принуждать?

Антон: Нет, иногда просто поздно ляжешь перед службой, и утром встать не можешь. Наверное, это естественно, главное иметь дисциплину.

Анна: Чем чаще ходишь – тем больше тянет…

Антон: …а только себе какую-то слабинку дашь, воскресенье пропустишь – остается осадок на душе, что так не должно быть.

Анна: Я бы не сказала, что мы себя заставляем, к концу каждой недели ты уже готовишься, думаешь, что в воскресенье обязательно пойду. Но бывают такие ситуации, когда поздно ляжешь, или устанешь, но это редко. Чаще мы все-таки ходим, чем прогуливаем

— Ну и исповедь, причастие вы тоже уже испытали, переживали в своей духовной жизни?

Анна: Да, тоже к этому пришли. Сначала ходили просто на беседы, а потом уже о. Анатолий сказал, что хватит, так сказать, баловаться, давайте, готовьтесь к исповеди. Антон раньше меня к этому пришел, я в больницу попадала, у нас такой тяжелый год прошлый выдался…

— Наверное, действительно только тогда, когда какие-то испытания в жизни появляются, понимаешь, что без Бога эти испытания пережить можно, но совсем с другим результатом и большим ущербом для своей души. Только Господь дает силы пережить это все с пользой, посмотреть под другим углом и жить дальше.

Анна: Действительно, начинаешь к этим испытаниям относиться не так просто, а понимаешь, что тебе это дано для чего-то, что ты должен все это пережить. И уже относишься к этому не как к наказанию, а как к вразумлению, что через это ты должен к чему-то лучшему прийти, задуматься над своей жизнью.

— А с сестричеством милосердия, которое есть у вас на приходе, с добровольцами вы пока не сотрудничаете?

Анна: Я проявляю пока только интерес, так скажем, со стороны, еще не углубилась.

— Наверное, тут тоже все должно быть постепенно и в свое время, а то потом будут говорить близкие, что вы «ударились в религию»…

Анна: Я считаю, что, конечно, до этого нужно дозреть, так же, как и до первой исповеди, до венчания мы так осознанно, с обоюдным желанием дожили.

Антон: Сейчас просто перед нами дверей много, все сразу не откроешь, нужно постепенно.

— А что бы вы могли посоветовать уже с высоты вашего года, прожитого в Церкви, тем, кто только хочет сделать первый шаг к Богу, но не решается, по-прежнему воспринимает Церковь как собрание бабушек, ретроградов, где молодым нечего делать? Как по-другому взглянуть на храм, на приход?

Анна: Мне кажется, если интерес есть, нужно заниматься самообразованием, сейчас столько источников информации, все повально сидят в соцсетях, в той же сети Вконтакте есть группа нашего прихода, там все можно узнать, есть сайт замечательный, там каждый день, когда заходишь – есть какая-то новость. Приход живой, активный, и если есть хотя бы маломальский интерес – ты информацию всегда сможешь получить. Многие говорят, что вот я верующий, но ничего об этом не знаю – сейчас столько магазинов, пошел, купил книги, аудиодиски…

-…даже к любому из вас, прихожан, подойти, зайдя в храм – уже получишь нужную информацию, никто недобрым словом не встретит…

Антон: Мне кажется, очень важна миссионерская работа, нужно людям помогать.

Анна: Многим страшно сделать первый шаг. У меня есть подруга, она на Компрессорном живет, у нее храм совсем рядышком, но она тоже не ходит. И вот на днях обратилась ко мне, что хотела бы сходить, что-то ее тревожит, так вот можно ли с кем-то в храме поговорить о том, что ее беспокоит? Я говорю – «конечно, можно!» «А как это сделать?» То есть знаешь, где церковь расположена, но что-то мешает туда пойти. Мы с ней пообщались, я сказала, в какое время лучше подойти в храм, после службы можно дождаться батюшку и с ним поговорить. «А можно с ним поговорить?» Не только можно – нужно, если тебя что-то беспокоит. Я тоже для себя недавно открыла, что оказывается батюшка – это какой-то центр психологической помощи, что можно все интересующие вопросы задать.

— И на вашем примере видно, что очень много молодых и абсолютно адекватных людей в Церкви, людей современных, которые не проводят всю свою жизнь лишь в посте и молитве, которым не чужды и какие-то мирские радости. Всегда есть общение…

Анна: …да, и дружба.

Антон: Мы такие же люди, как и все, мы так же ходим в кино…

Анна: … и свое хобби есть, Антон съемкой увлекается, я вышиваю.

Антон: Просто сейчас мы уже стараемся знать меру вещам, если развлекаемся – то до определенного момента…

Анна: …не до потери человеческого облика!

Антон: Планочка сейчас существует, что все, дальше – нет.

— Наверное, и жить с такой планочкой с одной стороны может труднее, потому что у вас появляются духовные запреты, но с другой стороны легче потому, что Господь помогает.

Антон: Я не думаю, что это тяжело, наоборот легче становится. Господь не допускает совершения того, что может нам в дальнейшем навредить. Раньше все это как-то без разбора происходило, сумбур был в жизни. А сейчас ты знаешь, что если туда не ходить, то этого не будет…

С Анной и Антоном Ведерниковыми в эфире радиоканала «Воскресение»

беседовала Полина Митрофанова

Оставьте комментарий