Статьи

Священник Анатолий Куликов. О ПОКАЯНИИ

священник Анатолий Куликов

Христианская Церковь учит нас, что главным условием для восстановления связи с Богом, прерванной после грехопадения, является покаяние. В чем его смысл? Как правильно совершать этот важнейший духовный труд? О том, как научиться покаянию, читайте в интервью настоятеля храма святителя Луки о. Анатолия Куликова на радио «Воскресение»

— Сегодняшнюю тему мы определяем так: «Как научиться покаянию». Ведь именно с покаяния начинается всё то доброе, что мы начинаем делать для Господа…

— Действительно, без покаяния путь к Богу невозможен, это совершенно очевидно, проверено и опытом, и откровением Божественным. После того как однажды люди от Бога отпали, путь назад к Богу для людей возможен только через покаяние. Человек должен об этом знать и уметь правильно подходить к покаянию, если действительно для него вопрос спасения важен, и Бог для него стоит на первом месте.

— Нередко перед исповедью ты осознаешь, что совершил много глупого, неправильного, в тебе борются страсти, и исповедоваться необходимо, но нет ощущения раскаянности…

— Что тем самым свидетельствует о неправильном отношении к покаянию. Действительно, для многих исповедование заключается лишь в том, чтобы что-то в себе заметить, поставить галочку и донести до священника. При этом человек даже не думает о покаянии. В результате такая исповедь никакой духовной пользы ему не приносит, оставаясь просто обрядом. Вместе с тем, покаяние — глубоко внутренний процесс, основанный на стремлении человека встретиться с Богом, искренне раскаявшись в содеянных грехах. И начинаться он должен гораздо раньше похода на исповедь. В традиции Православной Церкви есть такое явление как говение, – подготовка ко Причастию, — это время, которое человек посвящает работе над самим собой. Монастырским уставом предписывается говеть неделю, для больных людей, немощных и престарелых говение ограничится тремя днями. В случае какой-то смертельной опасности, или когда человек в пути, всё это сокращается до одного дня. Мы с вами все себя сейчас в больные приписали, все для себя определили — три дня чего-то не поесть, вроде потом можно ко Причастию… Но это никакая не подготовка. Недели-то на самом деле мало.

— А что делать, чтобы правильно к исповеди подготовиться?

— Во-первых, человек должен знать свою веру. Если я в Бога не верю, зачем я буду каяться? Если я не согласен с правдой Божией, не согласен с заповедями Его, с нравственными требованиями, то я никогда не пойду каяться. Или если я Бога себе придумал каким-то своим, как у большинства людей бывает… К сожалению, весьма немногие, называющие себя православными христианами, хорошо и правильно знают свою веру. Для большинства эти знания ограничиваются выучиванием наизусть Символа Веры да нескольких молитв. При этом даже смысл этих текстов многие объяснить не могут. Единицы осилили Священное Писание, а уж о духовном наследии святых отцов и говорить не приходится… А знать веру необходимо, чтобы иметь правильное представление о Боге, и через призму веры научиться адекватно оценивать самого себя. Святые отцы говорят, что все мы после грехопадения оказались под властью сатаны и находимся у него в плену. И чтобы выбраться из плена, надо научиться бороться с собственными страстями. Ведь не секрет, что часто мы, по своему собственному самолюбию, по гордыне своей сами себя обманываем, склонны свою вину умалять, а чужую преувеличивать. А если я не вижу грехи свои, если я их как-то себе оправдал и обелил, разве я буду в них каяться? Не буду. А если я в грехах не каюсь, но они есть, у меня разве будет после этого какое-то покаянное чувство? Поэтому следующее, чему придется научиться — воспитывать в себе правильное отношение ко греху. Здесь можно вспомнить слова из 50-го псалма: «Жертва Богу дух сокрушен; сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит». Надо уяснить очень глубоко: единственное, что Бог от человека после грехопадения готов принимать — сокрушенное сердце. Сердце сокрушенное рождает смирение, которое привлекает благодать Божью, и тогда уже человек, следом за апостолом Павлом, сможет сказать: «Всё могу да во Христе Иисусе».

Умение раскаиваться в своих грехах — это тот еще, скажу, процесс… Это работа постоянная над самим собой, — учиться видеть ежедневно в себе повреждение греховное, каждый день, бесстрашно, без утайки перед самим собой в первую очередь, называть грех грехом и сокрушаться перед Богом в нем. Хорошим средством, чтобы разбудить в человеке покаянное чувство, является Епитимья, которую человек получает на исповеди от священника. Но проку и от нее мало, если ты «отбубнил» для галочки полученное от священника после исповеди задание, и успокоился, мол, всё, долг выполнил, грех с меня снялся. Не в этом дело. Грехи автоматически Богом не убираются. Если нет покаянного чувства, если нет сокрушения в грехе, то он остается в человеке, хоть заисповедуй его.

Грехи можно сравнить с пиявками, которые вцепились в человека и сосут его кровь, лишая его сил, свободы, всего на свете. Бог пиявку без труда уничтожит, но прежде человек должен ее от себя оторвать. Через сокрушение сердца, глубокое, искреннее раскаяние в грехе, желание избавиться от него навсегда. Только тогда Бог человеку вину его прощает, а во Святом Причастии, когда мы со Христом соединяемся, всё это зло опаляется. И здесь надо каждому с осторожностью подходить, ибо если грех нераскаянный остается в душе, то Господь попаляет и сердце человеческое. Именно это имел ввиду апостол Павел, когда писал о том, что мы можем причащаться в осуждение. В осуждение, во вред себе получается. Когда в доме начать жечь мусор, не вынеся его на улицу, что произойдет? Дом сгорит вместе с мусором, правда же?.. Так и сердце человеческое… Вот почему так важно, изучив грехи, научиться в них каяться. Человек может прощение греха получить уже до исповеди, потому что он перед Богом кается, Господь же это видит. Исповедь — лишь только свидетельство того, что это произошло. Отсюда и получается, что одни люди, которые с грехом распрощались уже до того, как пришли, в исповеди испытывают облегчение, другие — нет.

— Бывает, люди больные приходят на исповедь, рассеянные или неверующие совсем… Как их священник исповедует?

— Тут, конечно, к каждому человеку должен быть свой подход. У нас есть общие болезни, у нас у всех одни и те же страсти, мы все очень похожи своей греховностью, но всё-таки каждый человек индивидуален. И священник должен не пожалеть себя, не пожалеть своих сил, и к каждому постараться отнестись как к одному единственному.

— Но вот батюшка стоит, и ты понимаешь, что у него ноги болят, что нужно поскорей подойти, ты знаешь, что на исповедь придется не больше пяти-семи минут, потому что сзади тебя стоит очередь…

— Это великая роскошь, когда семь минут. В среднем, по полторы минуты на человека уходит. Это, конечно, беда и проблема. Представьте себе – на многотысячный спальный район всего один маленький храм, который построили еще до революции. На исповедь стоит нескончаемая очередь, и священник просто физически не способен каждому человеку уделить достаточно времени. А если приходящий на исповедь еще и не поработал над самим собой, редко когда он что-то кроме разочарования получит. Хотя всё равно не надо забывать о том, что Бог везде присутствует. Если ты идешь на исповедь, то должен понимать, что ты идешь исповедоваться Христу. На исповеди Бог смотрит в твое сердце, священник лишь свидетель, которому дана определенная власть, здесь, в данный момент. Если он сочтет нужным, необходимым, то что-то спрашивает, что-то разъясняет… Если нет, помни — ты исповедуешься Христу, который и так всё видит. Здесь снова открывается нам необходимость подготовки правильной, покаянной.

— Как мы в каждодневной жизни можем научиться покаянию? Как научиться понимать, что совершил грех, в котором должен покаяться?

— Два момента нужно. Первое — это знание, какие грехи бывают, чтобы правильно реагировать. А второе — это настрой постоянный. Все мы должны каждое утро начинать с молитвы Господу, чтобы дал Он нам день внимательно прожить, чтобы польза в течение дня для нас была. А дальше настраиваться на то, чтобы не обижаться ни на кого, относиться ко всему как к уроку, который Господь нам дает. Понимать, что если меня что-то задевает, и больно, так это вина не того, кто эту боль причинил, а проблема во мне, моей гордости, самомнении… В принципе, это всё довольно просто и очевидно. Еще раз говорю, нужно два момента. Первое — знать, что видеть в своей жизни, а второе — это настрой. Настрой пользу получать. И тогда вся наша жизнь — сплошная школа, в которой нас Господь учит и воспитывает. С одной стороны, это постоянная работа над собой, а с другой стороны, — большое душе утешение.

Современные люди много суетятся понапрасну, тонут в работе, а на душе тоска и уныние, нет четкого понимания, для чего живут. А почему так? Потому что самого главного мы не делаем. А главное для человека что? Всё очень просто. Человеку надо в этой жизни снова вернуться к Богу, от которого он отпал однажды. Понять это, захотеть и покаянным путем снова ко Христу вернуться. Вот это единственное, что надо душе на самом деле.

— Но для этого надо еще узнать Бога, чтобы к Нему вернуться…

— Конечно. Об этом мы с вами и говорим. Покаяние начинается в первую очередь с изучения веры своей, накопленных поколениями знаний о Боге. Господь так или иначе любому человеку в жизни дает возможность встречи с самим собой. Зачатки веры Он с рождения вкладывает в человека, Бог зовет человека, и человек каким-то образом это понимает. Правильная вера обязательно приведет человека к покаянию. И наоборот, вера ложная человека всё больше охлаждает, он всё больше в своём самомнении утверждается и в итоге от Бога уходит совсем.

— Как разговаривать с человеком, который получает постоянные скорби от Бога, но не делает никаких выводов, со временем только еще больше озлобляется и раскаиваться не собирается?

— Ждать, молиться, любить его таким, какой он есть.

— Трудно очень любить таких людей…

— Любить вообще трудно. Всякая любовь требует отдачи самого себя, любовь жертву несёт. Это влюбленность принимает что-то, а любовь отдаёт. Надо понимать, что твой ближний в какой-то степени часть тебя, все мы соединены друг с другом.

— А вот как попытаться христианину почувствовать, что чувствует человек, который к Богу не пришел?

— Святитель Вениамин Федченков в одной из своих книг вспоминал, как однажды послал ему Господь испытание. После Литургии в прекрасном мирном настроении пришел владыка в свою келью, и вдруг напала на него тоска. Стал он размышлять, может, согрешил в чем-то, осудил кого-то после службы. Пересмотрел вроде всё достаточно подробно, ничего не нашел. А тоска не проходит. Решил святитель: Бог дал, значит, для чего-то это нужно. Смирился, настроился терпеть. Через пару часов приходит к нему посетитель и описывает точно такую же ситуацию — весь изнемогаю, тяжело мне, не понимаю, почему и как. Владыка понял тогда, что Господь попустил в его сердце тоску, чтобы он смог помочь этому человеку, поддержать его, действительно зная, что он испытывает. Как у Апостола Павла написано: «Сам искушен быв, может и искушаемым помочь», то есть каждый, кто в искушении каком-то пребывал и это выдержал, он может любому другому человеку в подобной ситуации помочь, подсказать, поддержать, уже знает, что это такое.

Но если не было у тебя собственного опыта духовного, то лучше пустых советов не давать… Особенно хотелось бы предостеречь христиан новоначальных, которые совсем недавно к вере пришли, и у которых есть очень большая опасность начать учить всех направо и налево. Узнав о грехах, но, не научившись покаянию, не научившись еще любить ближнего, человек начинает во всех видеть грех. Соответственно, и ближний для него — это не тот ближний, которого надо любить, а жертва его рассудительных экспериментов.

— Почему Богу нужно наше покаяние?

— Покаяние для одной-единственной вещи нужно. Оно нас примиряет с Богом. Всё. То есть самая главная цель — это Он, единение с Ним. Бог должен быть целью самой основной и, по большому счету, единственной. Если я в покаянии ищешь чего-то другого, в итоге лишаешься всего. Часто в поисках решения душевных проблем люди обращаются к психоаналитикам. Безусловно, хороший профессионал во многом может помочь разобраться, поделиться опытом, успокоить на время. Но на исповеди другие вещи происходят, там происходит возвращение снова к единению человека с Богом, происходит реальное освобождение от яда, который ты внёс в себя через грех. И действительно, через покаяние человек соединяется с Богом. Таинственно, непостижимо, но это происходит. И вот к этому надо стремиться.

Почему мы вновь ко грехам возвращаемся после покаяния? Так мы грех не возненавидели, раз снова потом к нему идем с распростертыми объятиями, а еще потому, что так главного и не достигли, нет Христа в нашей жизни по-настоящему. А раз нет, Бога, то будет дьявол властвовать в нашей жизни. Третьего не дано.

— Мы говорим о покаянии отдельного человека, а как взглянуть на проблему покаяния народа?

— Для меня само это явление, в общем-то, непонятное, потому что отношения человека и Бога — это вещи очень индивидуальные. Наверное, народное покаяние — это осознание людьми каких-то исторических процессов. Хорошо, конечно, когда в большинстве своем люди, живущие в нашей стране, однажды поймут, что пьянство, воровство и блуд — это действительно зло и грех, Сердцем своим почувствуют, решат в этом раскаяться. Вот если такое будет всенародное покаяние, конечно, это будет замечательно. Но, извините, этот процесс не отследишь, каждому в душу не заглянешь. Если говорить о каком-то народном покаянии, то надо говорить не о покаянии, а о народном просвещении сначала в первую очередь.

— Но в Царские дни у нас всегда вот эта тема выплывает. О покаянии именно народа. Хотя, может, где-то внутри, она даже и раздражает…

— Правильно. Откуда такое чувство раздражения? Потому что говорится много, а за этим зачастую мало что стоит, вот в чем дело. Часто всякие политические силы пользуются призывами к покаянию, уверяя, что все мы — народ-цареубийца, еще что-то… Знаете, вот я, моя жена, мой ребенок не принимали участие в убийстве страстотерпца царя Николая и его семьи. Соответственно, я не понимаю, как я лично должен в этом каяться. Осудить действия моих предков, которые не помешали совершиться этому злу? Может быть, и надо, с исторической точки зрения, но с другой стороны, я на их месте не был. Я могу лишь за свою жизнь отвечать, да в определенной степени за поступки своего ребенка. В себя нужно смотреть, а то часто громкие слова говорим, а работы надо собой нет. Всякое народное покаяние начинается с каждого человека отдельного. Помните слова Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся»? Тысячи, от одного человека. Есть тому объяснение — человек, живущий в святости, начинает самим собой оздоравливать всё вокруг себя. Это каждому доступно. Хоть во время Царских дней, хоть во время Рождественских святок, хоть во время Великого поста, хоть во время своего собственного дня рождения. Однажды Антонию Великому Господь сказал: «Зачем ты мучаешься вопросами, почему один бедный, один богатый; этот здоровый, этот больной; этот в старости умер, этот в молодости? Себе внимай, себе!» А мы постоянно об этом забываем, думаем о чем угодно, только не о собственной душе. Отсюда, возможно, покаяния у нас и нет.

— Почему же так трудно учиться покаянию?

— Вы же сами, как мама, знаете, как сложно ребенка научить заправлять постель свою, чистить зубки по утрам… Всякое дело сначала с трудом дается. Тем более, спасение души… Это вообще искусство из искусств, как святые отцы говорят. Мы люди — существа очень глубоко повреждённые, опять же здесь вспомним слова святых отцов, что человек находится во власти дьявола. Ничего удивительного, что когда мы начинаем из этой власти вырываться, то поначалу сами себе сопротивляемся. Весь мир нам сопротивляется. Человек, например, решил, что не будет больше сквернословить, курить. А у него в окружении все подобным образом себя ведут и считают это нормальным. Естественно, его не поймут. А если узнают, что он начал Богу молиться, то и вовсе поднимут на смех. Ничего удивительного в этом нет. Мир ведь тоже под властью сатаны. Путь в Царство Божие узкий и тернистый, это давным-давно всем известно. Опять же, раз такое сопротивление, значит, там что-то очень ценное. Если бы жизнь вечная была какой-то мелочью и ерундой, то зачем тогда дьяволу было бы нам мешать? Он человечество ненавидит из зависти. Он прекрасно знает, каким человек может быть, и как ему до человека далеко.

— А почему дьявол не хочет покаяться?

— Есть такое явление, как привычка. Степень греха в человеке рассматривается в несколько этапов. Грех начинается с помыслов, потом это дело может дойти до страсти, когда для человека грех становится необходимостью. А бывает еще более страшное состояние — порок, когда человек уже не замечает греха. Например, человек, воспитанный в семье, где все матерятся, привык с пяти лет сквернословить, и он по-другому разговаривать уже не умеет, считая подобную лексику нормой. Соответственно, ему в голову не придет во этом раскаяться. Так вот, представьте, если человек со временем так привыкает грешить, что не замечает уже свой грех, то что говорить о дьяволе? Сколько он уже веков в противлении Богу находится, понятно, что даже вот это не дает ему покаяться. Наша вера говорит о том, что дьявол и бесы настолько утвердились в зле, что возвращение к добру для них невозможно. Но не потому, что Бог не желает их принимать. А по одной-единственной причине — они сами не желают этого.

— Скажите, а что вообще будет с сатаной?

— Священное Писание совершенно четко открывает нам это — муки вечные.

— А он сам знает об этом?

— Конечно. Если уж мы знаем, чего ему-то не знать. Знает не понаслышке. Его состояние и сейчас вряд ли можно назвать какой-то радостью, миром, покоем.

— Как ребёнка научить покаянию?

— Разговаривать с детьми, объяснять… Маленький ребенок на веру воспринимает слова родителей о том, что такое хорошо, а что такое плохо. С подростками сложнее. В переходном возрасте у детей начинают меняться жизненные ориентиры, ценности, они анализируют происходящее, делают собственные выводы. Ребенок осознанно учится замечать грехи, давать им правильную оценку. Именно в этот период особенно важно сохранить с ним доверительные отношения, основанные на любви и уважении, помочь советом, собственным примером.

— Ребенку, который посещает воскресную школу, порой бывает тяжело вписываться в другую среду. Что ответить на вопрос: почему мне это нельзя, а другим детям, которые на улице, в классе, — можно?

— До определенного момента для ребенка самый главный ориентир в жизни — это его родители, их поступки, их мнение, их точка зрения. Говорят, что такое безусловное доверие к родителям заканчивается с наступлением переходного возраста. Мне же кажется, что доверие можно и нужно сохранить надолго, желательно навсегда. Каким образом? Не надо обманывать детей своих. Если что-то говоришь, то и поступай также. В моей жизни была такая история: решил я своего четырехлетнего сына потихонечку к посту приучать. Говорю ему — так и так, Ваня, пост, давай-ка для Бога потрудимся. Давай мы с мамой телевизор не будем смотреть весь пост, а ты не будешь мультики смотреть. А Ваня как раз в то время «подсел» на мультфильмы… Ваня легко согласился. Я обрадовался — как замечательно! Какой у меня хороший сын! Проходит первая неделя Великого поста. В воскресенье приезжаю домой пораньше, сажусь на диван, по привычке пульт в руки, интересно же узнать, что за неделю произошло… А мой младенец подходит и говорит: «Папа, всё, пост закончился? Можно мультфильмы смотреть?» Я смутился, хотел убедить его как-то, что папе надо телевизор посмотреть, хотя пост и идет. Но сразу понял, что больше никогда не смогу ни о чем с ним договориться, если сейчас слово свое не сдержу…

— Что Вы ему сказали?

— Я извинился перед сыном, попросил прощения, выключил телевизор и всё. Ребенок абсолютно нормально это всё воспринял, до конца поста вопросов по поводу мультфильмов не стояло вообще.

Так я на собственном опыте убедился, что доверие у детей к родителям тогда появляется, когда сами родители делают то, что говорят, не обманывают и не боятся признать перед ними свою неправоту. Дети ведь очень тонко всё чувствуют. Если поступать иначе, то родители со временем ни докричаться, ни достучаться до ребенка не смогут.

— А всё-таки как быть православному ребенку, которому запрещено многое из того, что позволяется другим детям? Это несоответствие, и дети от этого страдают…

— Ребенку очень важно видеть, что он не один, понимаете? Что он не один молится, не один пост соблюдает, не один не обманывает…

— Он просто видит общину, да?

— Община должна быть в семье, в первую очередь. Вот Вы сказали о воскресной школе. Ребенок в ней пребывает два-три часа в неделю. Все остальное время он проводит в обычной школе. В храме видит одно, дома — совершенно другое. Лет в двенадцать-тринадцать принимает решение — в храм я больше не пойду. И не идёт, и по-своему прав, потому что не может уже дальше соединять эти два мира, в которых живет. Для того, чтобы ребенок мог остаться в православном мире, в семье надо тоже жить по заповедям Божиим. А если этого нет пока, то молиться, молиться Богу. Не лениться, беседовать с ребенком, объяснять, а самое главное — самому всё-таки по своему пути к Богу идти, чтобы суметь передать ребенку свой накопленный духовный опыт. А еще, почаще бы нам в детство самим возвращаться. Может быть, будет проще к Богу прийти.

— Вернемся к теме покаяния. Мне, например, более понятна постановка вопроса «Как правильно каяться?», а вот о необходимости покаяния, это уже сложнее.

— Знаете, когда у человека зуб заболит, он ведь уже не рассуждает — надо идти к стоматологу, не надо… Он бежит туда, больно ему. Так вот до этой боли всем бы докопаться надо. А чтобы докопаться, надо начать изучать веру, смотреть на свою жизнь уже в свете веры. Вера очень четко и вглубь указывает на все наши гнойники душевные, которые мы взращиваем, холим и лелеем. Прекрасно, если у человека есть духовник. Как опытный врач, он поможет во многом, направит на правильный путь.

— То есть, самому человеку лучше не разбираться в своих грехах?

— Надо этим заниматься, надо. Но не одному. Святитель Игнатий Брянчанинов пишет, что спасаться лучше не в одиночку, а вместе, испрашивая совета друг у друга, духовной помощи и поддержки.

— Спасибо Вам большое. Благословите нас, батюшка.

— Бог всех нас благословит. Спаси вас Господи.

Оставьте комментарий